Непричесанный рынок

Непричесанный рынок

Сети парикмахерских и салонов красоты среднего и нижнего уровней появятся в России еще не скоро.

Вы бы отказались вложиться в розничный бизнес с операционной рентабельностью в районе 20% на рынке, который растет на 30-35% в год? Странный, казалось бы, вопрос-ведь вкладываются же российские бизнесмены в продуктовые сети, хотя их текущая рентабельность куда ниже, да и обороты они наращивают медленнее. Но вот парадокс: рынок парикмахерских услуг и салонов красоты практически обделен вниманием крупного бизнеса. По данным маркетингового агентства Step by Step, из всех российских парикмахерских менее 1% являются сетевыми. И то если считать сетью хотя бы два заведения под одной вывеской. В столице на сети приходится около 5% рынка, причем львиная доля из них-это салоны высокого и выше среднего уровня. А вот демократичные парикмахерские, где можно постричься за 200-500 руб., почти поголовно "дикие". Их хозяева ведут рискованный полуподпольный бизнес, который, хотя и приносит хороший доход, стабильностью не отличается.

Эту нишу давно пора занять. Проблем, которые придется решать покорителю рынка недорогих парикмахерских услуг, не так уж много. И не такие уж они страшные.

НЕ РАСПУТАТЬ

По данным Росстата, в России работает от 20 000 до 30 000 парикмахерских и салонов красоты. Более точных оценок нет даже у исполнительного директора Союза парикмахеров России (СПР) Дмитрия Кононенко. Столичный рынок изучен немногим лучше. По данным департамента потребительского рынка правительства Москвы, в 2005 г. в Москве было официально зарегистрировано 2500 салонов. По оценкам Step by Step и экспертов "Магазина готового бизнеса Deloshop", парикмахерские услуги предоставляют 3500-4000 точек.

Столь существенная разница в оценках объясняется несовершенством государственной системы учета. Новый салон должен последовательно пройти регистрацию во всех столичных инстанциях, от районной управы до правительства Москвы. Порой это занимает месяцы. Бывает, что зарегистрированное в управе заведение успевает закрыться, так и не сообщив о своем существовании чиновникам более высокого ранга.

За год в столице открывается 100-150 новых салонов. И столько же закрывается. Особенно часто прогорают элитные заведения для обеспеченных модниц. "Многие бизнесмены покупают салоны для своих жен или подруг. Они считают этот бизнес легким-и в бой, не оценив последствий,-объясняет Кононенко из СПР.-Отсюда и текучка".

Купить небольшой салон красоты в подарок megamind.ru по силам даже бизнесмену средней руки. В Москве они редко стоят больше $200 000. Еще дешевле создать салон с нуля. Согласно исследованиям Deloshop, в заведение среднего размера площадью 70-80 м2 на 3-5 рабочих мест (3 парикмахерских кресла плюс услуги маникюра и педикюра) нужно будет вложить от $80 000 до $155 000. В последнем случае денег хватит даже на хороший ремонт и приличное фирменное оборудование.

А дальше все зависит от стратегии. "Если бизнес остается в руках дамы, которая получила его в подарок, то максимум через два года он исчезает",-рассказывает Кононенко. Все дело в том, что дамам из высшего общества не хочется размениваться на дешевые услуги.

А ведь рентабельности в районе 20% может достичь любая парикмахерская, независимо от ценового сегмента, в котором она работает. При этом обороты дешевых и средних салонов растут почти на 40% в год. А вот дорогие заведения в последние три года такими темпами развития похвастаться не могут-их бизнес растет максимум на 10-15%.

Deloshop оценивает столичный рынок парикмахерских услуг в $850 млн в год. На долю дорогих салонов приходится примерно 40% этой суммы, на бизнес-класс-35%, на экономкласс-25%.

Хотя дорогих салонов всего 10% от общего числа, по мнению маркетологов Step by Step, этот сегмент перенасыщен. Куда перспективнее открывать средние и дешевые салоны. В Step by Step уверены, что будущий бум сетевых парикмахерских-если он когда-нибудь начнется-в первую очередь затронет бизнес-сегмент (мужская стрижка стоит в районе 500 руб., женская-до 1000 руб.). В Москве к бизнес-классу себя может причислить лишь каждый четвертый салон. Причем сетевых среди них от силы два десятка.

ПО РАЗНЫМ УГЛАМ

Президент сети дорогих салонов красоты "Моне" Александр Глушков согласен, что в элитном сегменте бизнес растет не с той скоростью, с какой бы ему хотелось. За 8 лет существования сети было открыто лишь 10 салонов "Моне". Крупнейшая американская сеть парикмахерских и спа Regis Corporation открывает по 200-300 салонов в год под различными марками по всему миру. Нашему рынку до таких масштабов еще, конечно, очень далеко. У крупнейшей отечественной сети салонов красоты "Персона" лишь 42 точки в 5 городах. Годовой оборот "Персоны" составляет около $5 млн.

Две трети салонов Regis Corporation-демократичные. В американском, конечно, понимании: к примеру, средняя цена стрижки без укладки в салонах Cost Cutters или MasterCuts составляет $25-30. Но именно они, а не элитные салоны вроде Vidal Sassoon, где средний чек не опускается ниже $200, принесли Regis Corporation во II квартале 2006 г. львиную долю чистой прибыли.

Тем не менее Глушков полагает, что в России идти путем Regis Corporation еще рановато. В нашей стране салоны с ценами уровня Cost Cutters относились бы к бизнес-классу. По данным Мосгорстата за 2005 г., среднемесячный денежный доход москвича составлял 23 332 руб. По сравнению с 2004 г. доходы жителей столицы выросли на 22% в номинальном выражении, но с учетом роста потребительских цен-всего на 8,2%.

Люди с доходом чуть выше $1000 не пойдут в салон красоты стричься за 500 руб. и уж тем более не станут покупать там другие услуги вроде массажа или пилинга, уверен Глушков. "Человек с такой зарплатой постоянно выбирает-то ли ему поехать в Турцию, то ли пойти в ресторан, то ли в салон,-говорит он.-Мы не хотим бороться за эту $1000 со всем светом". Продлится такое положение, убежден Глушков, еще лет пять.

"Без $2-3 млн начального капитала сеть экономического класса сегодня не создать,-вторит коллеге президент проекта "Персона" Игорь Стоянов.-Только при наличии таких средств за 2-3 года в Москве можно создать сеть из 8-10 салонов".

Стоянов предлагает всем желающим присоединиться к его проекту, купив франшизу. Создание салона красоты "Персона", написано на официальном сайте компании Стоянова, "позволяет, не затрачивая больших ресурсов, выйти на уровень доходов в $10 000 в месяц". Заявленный объем инвестиций в один салон-$200 000. В эту сумму включены расходы на обустройство помещения и оборудование, а также оплата франшизы.

"Создать эффективную сеть на этом рынке способны очень немногие профессионалы, и все они хорошо известны",-говорит Стоянов. Тем не менее желающих купить его франшизу пока набралось немного-чуть более десятка. У других продавцов франшиз дела идут не лучше. По данным руководителя отдела разработок франшиз Deloshop Татьяны Никипеловой, в столице систему франчайзинга использует лишь 4% всех салонов.

У владельцев одиночных парикмахерских есть несколько веских причин не связываться с франчайзинговыми сетями.

В ПОИСКАХ МАСТЕРОВ

"Хозяева многих салонов не хотят себя афишировать. Потому что в их бизнесе крутится много черного нала",- рассказывает независимый стилист Станислав Карелин. Опрошенные SM работники нескольких маленьких парикмахерских подтвердили слова Карелина. По их словам, "в черную" парикмахерские получают до 75% дневной выручки. Исходя из этого, кстати, объем столичного рынка можно оценить в $3,4 млрд, а не в $850 млн, поскольку расчеты экспертов Deloshop основывались на официальных данных о доходах компаний.

Порой нежелание "впутываться в сети" объясняется обыкновенным отсутствием амбиций. "В спальных районах есть неплохие небольшие салоны. У них хорошие отношения с управой, с префектурой, и они не хотят ни в центр Москвы, ни региональной экспансии. Они просто хотят удовлетворять потребности своего района,-говорит Глушков.-Никакой долгосрочной стратегии у них нет".

Другая причина, мешающая расширять бизнес,- отсутствие кадров. Особенно трудно найти профессионала для работы как раз в экономичном сегменте. "Естественно, за небольшие деньги никто работать не захочет,- пожимает плечами Станислав Карелин.- Стрижка стоит 50-100 руб., мастер получает 30%. Можно, конечно, сделать 10-12 человек в день. Но это грубая работа, штамповка".

Во многих парикмахерских, например в московской парикмахерской № 1, мастер платит хозяину за аренду рабочего места фиксированную плату в размере 1000 руб. в день. То есть даже 10 клиентов не дадут ему заработать. "Мне нужно обслужить минимум 20 человек в день, а еще стерилизовать инструмент и покупать за свой счет шампуни и лаки",- жалуется мастер Наталья из парикмахерской № 1.

Поэтому мало-мальски приличные мастера при первой возможности бегут в дорогие салоны красоты. "Каждый мастер, работающий в салоне где-нибудь в Бутове, который берет 200 руб. за стрижку с укладкой, мечтает попасть к нам в "Моне" или в другой салон такого же уровня,- говорит Глушков.-Поэтому в экономе постоянная текучка". В "Моне", по словам Глушкова, мастера могут получать по $2000-3000 в месяц.

Впрочем, хороший парикмахер может заработать не только в салоне.

КОЗНИ "ДОМОВЫХ"

Любой более-менее состоявшийся мастер обслуживает клиентов на дому. "На рынке таких не менее 60%",-полагает Карелин. Дмитрий Кононенко из СПР полагает, что "домушников" немного меньше-около 50% среди всех мастеров.

Надомная работа гарантирует заработок в районе 10 000 руб. в день. В среднем у каждого мастера обычно бывает по 200-250 личных клиентов. "Я полагаю, что надомники уводят из своих салонов не менее 15% клиентов",- подсчитывает Карелин. То есть к оценке рынка в $3,4 млрд можно смело добавить еще около $510 млн.

"Сети среднего уровня могли бы справиться с надомниками,- считает Глушков.-Почему женщины едут к своему мастеру? Потому что нет другого достойного предложения, надежного, стабильного предприятия". "Надомные мастера должны стать вымирающим видом",-поддерживает коллегу Игорь Стоянов. "Настоящие мастера все работают дома,-возражает "вымирающий" Карелин.-Людям хочется общаться с мастером, а не с директором салона". Тут он не совсем прав. По данным Deloshop, лишь 21% посетителей парикмахерских выбирают тот или иной салон из-за конкретного мастера.

В пользу сетей есть и другой довод. Подавляющее число клиентуры надомников-женщины. А вот среди клиентов салонов красоты, как это ни удивительно, преобладают мужчины. В ноябре 2005 г. маркетологи агентства Step by Step провели опросы в столичных парикмахерских и салонах и выяснили, что 55% их посетителей-мужчины в возрасте 31-45 лет. Причем тратились они не только на стрижки, маникюр и педикюр, но и на процедуры по борьбе с лишним весом, массаж и уход за кожей.

КАК СТРИГУТ У НИХ

Маркетинговое агентство Webbolt оценивает объем мирового рынка профессиональных парикмахерских услуг в $150 млрд в год. Крупнейший игрок на нем-американская Regis Corporation. Консолидированная выручка корпорации в финансовом 2006 г., который закончился 30 июня, составила $2,4 млрд, EBITDA-$301 млн.

Regis Corporation владеет сетями Supercuts, Jean Louis David, Vidal Sassoon, Regis Salons, MasterCuts, Trade Secret, SmartStyle, Cost Cutters и Hair Club for Men and Women. В общей сложности в них входит более 11 400 салонов и центров красоты по всему миру, в том числе в Великобритании, Германии, Италии, Испании и Франции. Regis Corporation контролирует около 4% американского рынка парикмахерских услуг.

По данным Webbolt, в США на долю сетей приходится более 80% доходов всех парикмахерских и салонов красоты. В Великобритании и Франции, согласно исследованиям Euromonitor, доля сетей чуть ниже-порядка 70%. Крупнейшая французская сеть демократичных парикмахерских Franck Provost контролирует около 5% местного рынка. Такую же долю британского рынка занимают салоны компании Toni & Guy.

20.01.2015  Hairlife.ru




->к списку новостей


Использование материалов разрешается при обязательной установке активной гиперссылки на сайт Hairlife.ru рядом с опубликованным материалом, для печатных изданий - с формулировкой «по материалам Hairlife.ru»
#
 
Подпишитесь на рассылку и получайте лучшие видео мастер-классы!


0.006